Breaking News
 |  | 

Экономика

Грозит ли миру новый глобальный кризис?

img-responsive

#Кризис#Кризис

Кризис

© fotolia.com/ jr_casas

В скором времени в мире может взорваться очередная «бомба» – глобальный финансовый кризис, сравнимый с тем, который был 20 лет назад, считают эксперты Bank of America. Отголоски двадцатилетней давности разносятся со всех сторон: повышение ставки ФРС США, сглаживание кривой доходности американских облигаций, сокращение рынков развивающихся стран.

Складывающиеся условия сильно похожи на ситуацию 1997 года, которая спровоцировала Азиатский финансовый кризис 1998 года, а затем и дефолт в России. Тогда экономики стран Юго-Восточной Азии росли слишком быстрыми темпами, привлекая чрезмерный приток инвестиций, попутно наращивая большие долги.

Предпосылки для нового финансового кризиса, действительно, сформировались, считают опрошенные агентством «Прайм» аналитики. И если мировые финансовые центры не смогут их купировать, избежать нового кризиса будет практически невозможно. Если же просто сохранять текущую ситуацию и откладывать действия в сфере финансов, удар кризиса может быть несопоставим по масштабам и последствиям: мир может окунуться в глобальную депрессию.

Россия, конечно же, не останется в стороне от кризисных событий, но за счет произошедших структурных изменений, может пострадать меньше, чем другие, полагают эксперты.

ПРЕДПОСЫЛКИ БЕДЫ

Аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай соглашается с оценкой экспертов Bank of America: условия есть, они сформированы для того, чтобы наступил мировой кризис, однако не стоит ждать его прямо сейчас. В таком состоянии, когда условия есть, а кризиса нет, можно жить несколько лет, говорит он. Эксперт привел в пример кризис 2007-2008 годов в США, когда условия были сформированы задолго до самого кризиса.

«Поэтому предугадать, когда условия реализуются и приведут к полномасштабному эффекту домино, никто не знает», — поясняет он.

По его словам, основным фактором, предвосхищающим финансовый кризис, является огромный долг глобальных крупных экономик, прежде всего, США и Китая. «Основных катализатора два: ужесточение кредитно-денежной политики США и протекционистские меры. Со времен 2008 года долговая нагрузка экономики США, Китая и Европы только выросла. Это значит, что рост ВВП, несмотря на все программы количественного смягчения, отставал от роста долга», — поясняет он.

Если мировая экономика сейчас войдет в цикл ужесточений, то сформируются все более благоприятные условия для того, чтобы основные заемщики испытывали все больше трудностей. «Это может спровоцировать новый глобальный кризис», — говорит он, добавляя, что проводимые протекционистские политики и торговые войны только усиливают шансы более быстрого появления кризиса.

Эта мина была заложена самой системой: долг растет постоянно, кризисы сменяют один другой, а долг продолжает расти, это значит, что кризисы будут повторяться чаще, говорит Порывай. По его словам, система является заложником процентных ставок: как только происходит повышение ставки, высокий долг с временным лагом провоцирует кризис.

«Затем вводятся программы количественного смягчения, но это становится сложно, так как расстояния между кризисами сокращаются. Времени на передышку нет. Надо менять парадигму: менять структурно систему, перестраивать торговые отношения», — считает он.

Приближение кризиса можно отсрочить, например, за счет сохранения ставки США, полагает он. «Однако отсроченный кризис будет в разы сильнее, чем если бы он наступил сейчас. Тогда будет неясно, что делать. Это будет Terra Incognita, на которую экономисты еще не вступали. И это уже будет Великая депрессия, которая потребует больших структурных болезненных изменений», — считает эксперт.

Ощущение сгущающихся финансовых туч над мировой экономикой уже витает в воздухе, рискуя материализоваться в интервале полгода-год, полагает профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Г.В. Плеханова Константин Ордов. Рекордный по длительности и результатам рост американского рынка основан на беспрецедентной по объему эмиссии денег, причем синхронно в этом процессе участвовала ФРС, ЕЦБ и ЦБ Японии, напоминает он.

«Последние 10 лет мы жили под анестезией количественного смягчения, но теперь ФРС перешел к «разгрузке» своего баланса, сокращая долларовую ликвидность в мире, да и европейцы снижают темпы работы своего печатного станка. Политика низких процентных ставок привела к рекордной закредитованности компаний. Но ничто не может продолжаться вечно», — рассуждает он.

Ужесточение денежно-кредитной политики ФРС с конца 2016 года привело к росту ставки рефинансирования с 0,5 до 2%. И ожидается продолжение этой динамики, что укрепит позиции доллара в мире, но станет непосильным бременем для закредитованного бизнеса и населения США, говорит он.

«Уже сегодня мы видим вывод капиталов с развивающихся рынков, включая Россию. Последние выпуски государственных облигаций подтверждают резкое снижение аппетита к риску», — говорит он.

В свою очередь замначальника центра экономического прогнозирования Газпромбанка Максим Петроневич считает, что описанные Bank of America предпосылки не способны в одиночку привести к кризису в Азии. «Ситуации и правда схожи: укрепление доллара, повышение ставки ФРС, удорожание валютных заимствований. Но экономическая политика в азиатских странах за 20 лет сильно изменилась», — говорит он.

Причиной кризиса и девальвации азиатских валют 20 лет назад был тот факт, что страны поддерживали фиксированный курс доллара, который поддерживался за счет притока иностранного капитала в эти страны, напоминает он. «Поскольку страны были развивающиеся с большим риском, это требовало высоких валютных процентных ставок. Когда же инвесторы увидели проблемы, стали выводить активы», — замечает аналитик.

Сейчас ситуация совсем другая: большинство стран азиатского региона перешли в режим плавающего валютного курса и в режим таргетирования инфляции, в большинстве стран доля внешних валютных долгов не превышает 5%, отмечает он. «То есть нет риска, связанного с переоценкой долга в случае девальвации национальных валют», — объясняет Петроневич.

Тем не менее, по его словам, вероятность экономического кризиса растет, но она коррелирует не столько с удорожанием доллара, сколько с эскалацией торговых ограничений между Америкой и Китаем.

«Это страшно, потому что Китай и Америка являются для многих стран крупнейшими торговыми партнерами. Поэтому особенно остро эта проблема встанет в азиатском регионе. Этот фактор может привести к серьезным проблемам», — считает он.

РОССИИ – ОСОБЫЙ ПУТЬ

Главным предвестником кризиса является ослабление развивающихся рынков, говорит Ордов. «В России индекс РТС снижается, курс рубля слабеет, снижение ключевой ставки закончилось. Это вполне ясные сигналы предкризисного состояния», — поясняет он.

По его словам, депрессия в американской экономике вызовет цепную реакцию по всему миру. «Реакцию ЦБ РФ мы уже видели. Страшно подумать о повторении взлета ключевой ставки до 17-20%. Это парализует всяческую экономическую активность в России, обострит проблемы финансового сектора, снова приведет к падению жизненного уровня», — перечисляет он, добавляя, что эти возможные негативные последствия для госфинансов не смогут компенсировать ни повышение НДС, ни увеличение пенсионного возраста.

«Необходимы структурные изменения в экономике, а не косметические меры в виде соломки. Хотя и количество соломки в виде резервных фондов уже практически не осталось и хватит не более чем на год при острой фазе кризиса», — предупреждает Ордов.

По словам Порывая, Россия сильно пострадает, если разразится кризис за рубежом. «Парадигма устроена таким образом, что центр финансового мира – это США, все остальные – это придатки. Невозможно быть не встроенным в систему. Америка чихнет, Россия сляжет с воспалением легких, как и все развивающиеся рынки», — поясняет он.

Он напомнил, что из-за недавних проблем на рынке США, более серьезные проблемы произошли на рынках Турции, Аргентины и других рынках, в особенности тех, где у государства очень высокая долговая нагрузка. «Островков стабильности не будет», — предупреждает он.

Велики и риски того, что торговая напряженность между США и КНР резко усугубится, добавляет Петроневич. «В этом случае пострадает и Россия. Причем не со стороны притока капитала, так как Россия за последние 4 года стала изолирована от финансовых потоков, стала самообеспеченной с точки зрения государственного баланса, бюджета, структуры финансирования. Мы стали гораздо самодостаточнее», — объясняет он.

Удар по России может прийти со стороны торговли: в случае экономического кризиса в Китае, цены на экспортную продукцию и ее объемы значительно снизятся. 

По словам Петроневича, решение сложившейся проблемы лежит в политической сфере, поэтому говорить, как разрешится конфликт, очень сложно.

«Однако видно, что стороны готовы к диалогу, они понимают, какая на них ответственность. Тем более мировая общественность призывает к разумной торговой политике», — заключает он.

Источник

grozit-li-miru-novyj-globalnyj-krizis

ABOUT THE AUTHOR